Все словари
Психоаналитические термины и понятия
Энциклопедия психотерапии
Словарь латинских выражений

Алфавитный указатель (русский):

Алфавитный указатель (латинский):

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

ПОДРОСТКОВЫЙ АНАЛИЗ

ПОДРОСТКОВЫЙ АНАЛИЗ (ADOLESCENT ANALYSIS)
Психоаналитическое лечение, иницииру­ющее нормальный и корректирующее не­правильный процесс развития в подростко­вом возрасте. Его цель — добиться специ­фической для подросткового возраста ре­структуризации психики. Работа с состоя­ниями распада и консолидации структуры строится через создание конфликтов, про­тиводействующих проявлениям инфантиль­ности, о разрешаемый конфликт относится к розным фазам подросткового возраста. Адоптация личности подростка к пубертату во многом связана с культурными и со­циальными условиями. В этом контексте и оперирует психоанализ.

Общий характер подросткового анали­за определяется тем, что в пубертате отно­сительно слабое Я подростка сталкивает­ся с усилившимися влечениями. Поэтому терапия сочетает поддержку Я с анализом типичных для этого возраста защит (см. подростковый возраст). Аналитик должен четко различать нормальные и патологичес­кие проявления подростковой регрессии и уметь анализировать ее компонент отыгрывания (защиту от пассивности), особенно при переносе. Перенос вводит в анализ фик­сации на влечении и объекте. Это способ­ствует процессу индивидуации в подростко­вом возрасте. Время от времени подросток испытывает потребность воспринимать ана­литика в качестве 'реального объекта"; благодаря этому происходит изменение Сверх-Я и формируется взрослый Я-идеал.

Патологические остатки диадической (доэдиповой) стадии являются важными де­терминантами неврозов подросткового возраста и нарушений развития; следова­тельно, эти ранние детерминанты должны быть подвергнуты при анализе интерпрета­ции наряду с проявлениями триадической (эдиповой) фазы. Такой подход позволил модифицировать классическую теорию рекапитуляции и показать, что диадические полярности и триадические конфликты не только повторяются в подростковом возра­сте, но и разрешаются (Blos, 1979). Диади­ческие однополые привязанности сохраня­ются до поздней стадии подросткового возраста, то есть отказ от протоадолесцентной бисексуальности происходит позже. Гомосексуальные тревоги и склонности, все­гда проявляющиеся в подростковом анали­зе, анализируются как остатки диадических однополых фиксаций и их эдиповых послед­ствий. Подростковый анализ пронизывает задача деидеализации Самости и объекта. Этот процесс приводит к отказу от детско­го нарциссизма или его трансформации и усиливает способность к проверке реаль­ности. Он также делает необходимой в подростковом анализе роботу печали (о которой сигнализирует депрессивное на­строение) как предпосылки продвижения к взрослости.

Особенности различных стадий подро­сткового возраста наряду с внешними вли­яниями определяют характер аналитичес­кого подхода. В предподростковом возра­сте (примерно в возрасте от одиннадцати до тринадцати лет) возросшая гормональ­ная (преимущественно адреналовая) стиму­ляция усиливает влияние со стороны влече­ний. Отделение от родительских объектов сопровождается формированием групп, состоящих из сверстников подростка, и из­менениями функционирования Сверх-Я. Доже небольшие телесные изменения вы­зывают тревогу и регрессивную защиту. Типичны негативизм и анальный уровень организации Самости и объектов. Исчеза­ют податливость и уступчивость, характер­ные для латентного периода детства. Вер­бальная коммуникация при лечении являет­ся ограниченной, однако более зрелая иг­ровая деятельность помогает сохранять рабочие отношения с аналитиком. Конф­ликты со сверстниками и возникающие ин­теллектуальные торможения помогают пре­одолевать сопротивление терапии. С дру­гой стороны, подросток воспринимает сам по себе анализ кок нарциссическую трав­му. Благодаря интерпретации и эмпатическому приятию аналитик помогает ему раз­решить конфликты, вызванные ранними объектными отношениями. В результате тревога и скованность пациента уменьша­ются, что облегчает социальное и интеллек­туальное функционирование. Однако этот прогресс нередко ведет к тому, что анали­тик, равно кок и родители, обесценивается, а анализ прекращается.

Ранний подростковый возраст (пример­но от тринадцати до семнадцати лет) ха­рактеризуется быстрым ростом и лавино­образной гормональной активностью; к концу этой стадии обычно достигается фи­зиологическая и половая зрелость. Образ тело существенно нарушается, что приводит к искажениям Я, сопровождающимся много-, численными и разнообразными соматичес­кими тревогами. Поддержка, оказываемая системой Сверх-Я функциям Я, и контроль над влечениями ослабевает вследствие декатексиса родительских образцов и цен­ностей. Занятие мастурбацией помогает восстановить чувство Самости, тогда как протест и неповиновение служат разрядке энергии инстинктивных влечений и способ­ствуют формированию идентичности при отделении от родителей. Автономные фун­кции Я (чувство времени, причинно-след­ственное мышление и т.д.) в результате инстинктуолизоции ослабевают. Очень выра­женными могут быть социальный уход, от­сутствие интереса к школе, депрессия и аффективные вспышки (особенно чувства стыда и гнева). Проведение анализа в классическом виде является затруднитель­ным, поскольку подростки склонны к экстернализации конфликтов, отыгрыванию, пара­нойяльным проявлениям и поиску магичес­ких решений. Требования школы и семьи, часто воспринимаемые кок критические, также ограничивают время для аналитичес­кой работы. Хотя пациент способен многое вербализировать, свободное ассоциирование затрудняется проявлениями кризиса. Аналитик должен сохранять объективное дружелюбие и порой выступать в качестве "дополнительного Я", особенно по отноше­нию к таким функциям Я, как причинно-следственное мышление и проверка реаль­ности. Анаклитические аспекты переноса во многом помогают проведению анализа.

В среднем подростковом возрасте (примерно от семнадцати до девятнадцати лет) физические изменения менее выраже­ны, становится более верным образ тела, начинают проявляться более прочные реп­резентации Самости и чувство идентично­сти. Поверхностный катексис компромисс­ных объектов, окрашенных в эдиповы тона, ведет к возникновению интенсивных, но за­частую кратковременных сексуальных отно­шений. Интегративные и адаптивные фун­кции Я связывают и организуют влечения, что ведет к сублимации и вовлечению объектов в более зрелую структуру харак­тера. Отыгрывание сходит но нет и улуч­шается контроль над побуждениями, что позволяет проводить анализ, по форме и техникам не отличающийся от анализа взрослых, за исключением того, что анали­тик иногда оказывает поддержку в каче­стве вспомогательного Я.

В позднем подростковом возрасте (при­мерно от девятнадцати до двадцати двух лет) психический аппарат является относитель­но стабильным. Цели и объектные отноше­ния в целом соответствуют способностям и возможностям индивида. Прочные чувства Самости и идентичности помогают ему осуществить во внешней реальности выбор карьеры и объектов, сделанный в субъектив­ной реальности. Симптоматика и критерии доступности анализу, в сущности, являются такими же, что и при анализе взрослых, а аналитическая техника требует лишь не­больших изменений.

См. анализ, подростковый возраст.


Данное понятие встречается в следующей литературе:

Blos, P, (1954) Prolonged adolescence. Amer. J. Orthopsychiat., 24.
Blos, P. (1962) On Adolescence. New York: Free Press.
Blos, P. (1979) Modification in the traditional psychoanalytic theory of adolescent develop­ment. A
Esman, А. Н. (1975) The Psychology of Adolescence. New York: Int. Univ. Press.
Freud, A. (1958) Adolescence. WAF, 5.
Harley, M. (1974) Analyst and Adolescent at Work. New York: Quadrangle.
Tyson, P. & Tyson, R. L. The psychoanalitic theory of development. PMC. Forthcoming.