Все словари
Психоаналитические термины и понятия
Энциклопедия психотерапии
Словарь латинских выражений

Алфавитный указатель (русский):

Алфавитный указатель (латинский):

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

РАЗВИТИЕ Я

РАЗВИТИЕ Я (EGO DEVELOPMENT)
В соответствии с современными теоре­тическими представлениями психический аппарат при рождении индивида находится в недифференцированном состоянии, а возможности развития Я и Оно детермини­руются наследственными и конституциональными факторами. В значительной сте­пени развитие зависит также от взаимо­действия ребенка и окружения. Опреде­ленные события отражают развитие Я и проявляются не только во внешнем поведе­нии, но и в психических состояниях.

Но ребенка устремляется поток внешних стимулов, которые, если не задерживаются стимульным барьером, могут быть для него невыносимыми. В физиологическом отно­шении младенец менее чувствителен к боли и другим стимулам, чем взрослый индивид. Примитивное состояние Я также помогает ребенку оградить себя от осознания непри­ятных стимулов, возникающих как изнутри, так и снаружи. Способность отграничивать приятное от неприятного существует чуть ли не с момента рождения, и этот опыт откла­дывается в следах памяти. Постепенно на основе соединения этих следов строится образ тела. Источником для этого постро­ения служат отчасти физиологические про­цессы, отчасти — поддержка со стороны первого эмоционально заряженного объек­та, матери. Психические репрезентации других людей поначалу фрагментарны: грудь, лицо, руки и тепло тела репрезенти­руют мать. Репрезентации Самости и объекта плохо дифференцированы; даже в зрелом возрасте они остаются несколько расплывчатыми и взаимозаменяемыми.

Удовлетворение матерью физиологичес­ких потребностей младенца приводит к появлению соответствующих следов памя­ти, которые реактивируются в представле­нии об исполнении желаний, когда мать, кок это неизбежно бывает, не способна немед­ленно удовлетворить потребности. Этот прогресс от восприятия потребности до психического состояния удовлетворения,даже если потребность на самом деле не была удовлетворена (например, при галлю­цинаторном исполнении желаний), имеет антиципирующее качество условного реф­лекса, но также является первой формой фантазии и мышления. Мать вступает в контакт со своим ребенком, распознавая значение его двигательной активности и эмоций; такое ее понимание и реакции на эти довербальные сигналы создают прими­тивную аффективно-моторную форму ком­муникации между ними. Степень удовлетво­рения в этом взаимообмене способствует развитию способности к эмпатии в дальней­шей жизни, а также других черт характера. Ребенок улыбается в ответ на улыбку ма­тери, и такая имитация является предше­ственником последующих процессов иден­тификации, основой дальнейшего развития Я.

Ребенок ассоциирует повторяющиеся переживания удовольствия и боли с чело­веческим существом, прежде всего с мате­рью. Он начинает воспринимать мать кок отдельного индивида в конце первого года жизни. Вначале ее отсутствие вызывает ощущение дискомфорта, сопровождающе­еся страхом сепарации, а присутствие по­сторонних людей пугает ребенка (страх незнакомца). Эти феномены знаменуют важные стадии развития Я. Начинают по­являться объекты; воспоминания отделяют­ся от текущего восприятия; развиваются предшественники защиты от болезненной стимуляции. В своем примитивном функци­онировании Я следует модели телесных функций: психика интроецирует (то есть 'вбирает в себя', как при кормлении) все, что приятно и удовлетворяет потребности, и стремится избежать или оградить себя от осознания того, что является вредным и не­приятным, или отвергает, удаляет или экстернализирует впечатления, которые неизбежно воспринимаются.

Со второй половины первого года жизни и до трехлетнего возраста ребенок проходит стадию, описанную Малер как сепарация-индивидуация. Вырабатывается психическое понимание Самости, существующей отдель­но от объекта. На протяжении второго года жизни у ребенка развивается способность оставаться в одиночестве. С этих пор он не нуждается в постоянном присутствии мате­ри, поскольку она, так сказать, становится частью его личности: константность объекта получает свое представительство в психике ребенка. Константность объекта и взаимные удовлетворительные объектные отношения оказывают значительное влияние на разви­тие Я, и наоборот. Однако пресыщение по-прежнему приводит к слиянию репрезентан­тов Самости и объекта и к возврату к психи­ческому состоянию, сходному с ранним еди­нением с матерью. С другой стороны, депри­вация усиливает ощущение сепарации. Если мать не обеспечивает ребенка оптимальным уровнем удовлетворения влечений и фруст­рации потребностей и не подкрепляет раз­витие его психики, то индивидуация и разви­тие чувства Самости и идентичности нару­шаются. То есть сама идентичность индиви­да отчасти детерминируется уровнем удов­летворения влечений другими людьми, осо­бенно матерью и отцом. Конфликты, связан­ные с подобного рода удовлетворением, могут препятствовать или облегчать иденти­фикацию с родителем того же пола. Все люди обладают смешанными мужскими и женскими качествами, проистекающими из идентификации с обоими родителями.

В ранней жизни ребенок не может знать, насколько он беспомощен; его по­требности удовлетворяются словно по вол­шебству и еще не отделены от него само­го; все происходит ток, будто ребенок всесилен. Позже, когда появляется осозна­ние собственной обособленности и беспо­мощности, ребенок наделяет всесилием своих родителей и идеализирует их. Когда же ребенок понимает степень своей зави­симости от других, он начинает стремиться к тому, чтобы его любили, и ради этого го­тов отказаться от удовлетворения некото­рых своих желаний — предшественник спо­собности давать и принимать любовь. Это знаменует начало перехода от пассивнос­ти к активности, чему способствует разви­тие моторных навыков, благодаря которым ребенок получает возможность овладевать окружающим миром.

Развитие речи в середине второго года и ее становление на третьем—пятом годах жизни сопровождается большим прогрес­сом процессов мышления. Первичный про­цесс мышления замещается вторичным;

последний, однако, еще долгое время оста­ется довольно хрупким. Во многих ситуациях свое влияние по-прежнему оказывает ма­гическое и всемогущее мышление. Благодаря психическим репрезентантам интроецированных объектов достигается опреде­ленный контроль над побуждениями. Одна­ко ребенок по-прежнему продолжает дей­ствовать скорее из страха перед наказа­нием и желания заслужить любовь, чем под влиянием чувства вины или исходя из соб­ственного мнения. То и другое возникают лишь постепенно, достигая максимума сво­его развития тогда, когда происходит отказ от эдиповых желаний и у ребенка разви­вается идентификация с отцом (у мальчика Сверх-Я формируется в результате разре­шения эдипова комплекса).

После эдипова периода и формирова­ния Сверх-Я возникает стадия ослабления сексуальных проявлений, длящаяся примерно с шестого года жизни до пубертата (латен­тный период). Реорганизация защитной структуры Я, достигаемая отчасти благода­ря развитию Сверх-Я, ставит инстинктивные влечения под более надежный контроль; они становятся менее деструктивными для Я, выполняющего задачу стабилизации аф­фектов. Психика все более ориентируется вовне; учителя и наставники становятся объектами для эдиповых смещений и иден­тификаций. Мышление становится менее эгоцентричным, менее персонализирован­ным и более конкретным; рациональное мышление и фантазии все более отделяют­ся друг от друга. Благодаря воздействию культуры и воспитания создается возмож­ность для сублимации и интеллектуального роста, поведение становится более устой­чивым, а привычные способы реагирования превращаются в черты характера.

В процессе развития функций Я диффе­ренциация Самости и мира объектов обес­печивается константностью объектов и, на­конец, в подростковом возрасте — способ­ностью к объектной любви. Объектная любовь требует отказа от инфантильных объектов и чрезмерной любви к себе (нар­циссизма). Если окружение является доста­точно благоприятным, то индивид овладева­ет реальностью, учится объективно мыслить, становится все более автономным и спо­собным эффективно регулировать влечения. Совершенствование специфических функ­ций Я продолжается и в зрелом возрасте, когда способности индивида любить, рабо­тать и адаптироваться к окружающему внешнему миру достигают максимума.

См. адаптация, активность/пассивность, защита, психический аппарат, психосексуаль­ное развитие, развитие, реальность, функции Я, характер, Я.