Все словари
Психоаналитические термины и понятия
Энциклопедия психотерапии
Словарь латинских выражений

Алфавитный указатель (русский):

Алфавитный указатель (латинский):

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

ТЕОРИЯ ВИННИКОТТА

ТЕОРИЯ ВИННИКОТТА (WINNICOTT'S THEORY)
Дональд Вудс Винникотт родился в 1896 году в Плимуте (Англия) — оплоте религи­озного нонконформизма. Его отец посвятил себя гражданской деятельности, ценности которой были восприняты и продолжены сыном. Живой интерес к трудам Ч. Дарви­на и знакомство с ними убедили Винникот­та в необходимости серьезного биологичес­кого образования. Сначала он поступил на биологический факультет Кембриджа, а затем продолжил обучение в области об­щей медицины и педиатрии. Сорок лет практической роботы в детской клинике предоставили ему великолепную возмож­ность наблюдать за поведением матерей и их детей. Свой первый анализ Винникотт проходил в течение десяти лет у Джеймса Стрейчи, за этим последовал еще один крат­кий анализ у Джоан Ривьеры. В 30-е годы Винникотт работал под руководством Мелани Кляйн, которую впоследствии счи­тал своим учителем и наиболее продуктив­ным после Фрейда психоаналитиком.

В годы Второй мировой войны, в пери­од кризиса Британского психоаналитичес­кого общества и его раскола на последо­вателей Кляйн и Анны Фрейд, Винникотт попытался создать независимую группу. Споры и дискуссии укрепили его воззрения на значимость факторов окружения в раз­витии ребенка, что в определенной степе­ни противоречило взглядам Кляйн.

Наряду с педиатрической работой и детским анализом Винникотт занимался лечением психических расстройств у взрос­лых пациентов. Эта работа заключалась в достижении того, что он называл 'фазой управления' пациентом, который 'регресси­ровал к зависимости' (значение термина регрессия Винникотт понимал иначе, чем Фрейд). Такие пациенты нуждаются скорее в устойчивой эмоциональной поддержке или заботе, нежели в предваряющей анализ интерпретационной работе (хотя в редких случаях он действительно держал пациен­та за руку). В процессе практической дея­тельности Винникотт пришел к выводу, что поведение терапевта имеет не меньшее значение, чем его умение хорошо интерпре­тировать конфликты. Отсюда и его убежден­ность в важной роли матери в раннем развитии ребенка. Многочисленные соб­ственные исследования и наблюдения по­зволили Винникотту построить логичную и цельную теорию раннего детского развития, начинающегося с состояния беспокойства матери о ребенке (первичной материнской озабоченности).

В работах Винникотта фигуре отца уде­ляется значительно меньше внимания — он писал прежде всего о пациентах, проблемы которых проистекали из ранних взаимоот­ношений с матерью.

Настоящего признания Винникотт до­бился благодаря разработанной им кон­цепции переходного объекта. Он считал, что потребность ребенка иметь любимый пред­мет (игрушку), за которым нужно ухаживать, является моментом, в котором чувство все­могущества пересекается с влияниями внешней среды. Пытаясь создать идеаль­ный объект, ребенок неизбежно сталкива­ется с реальными объектами, существующи­ми в конкретной среде. При этом точка пе­ресечения внешнего и внутреннего стано­вится отправным пунктом кок для образо­вания чувства безопасности и комфорта, так и для выявления парадоксальности ок­ружающего мира. Очевидно, что ребенок не в состоянии ответить на вопрос, является ли необходимый и незаменимый для него объект реальностью или плодом его вооб­ражения (этот же парадокс сохраняется и в творческой жизни, включающей в себя игру и культурный опыт всего человече­ства). Винникотт полагал, что, хотя люди должны прогрессировать в направлении принятия индифферентности вселенной, мира 'не-Я', им требуются также минуты покоя, когда напряжение, связанное с диф­ференциацией внутренней и внешней ре­альности, не нужно поддерживать.

Работая во время Второй мировой вой­ны с делинквентными детьми, Винникотт ввел еще одно понятие — антисоциальная тен­денция. Он рассматривал первые антисо­циальные действия как проявление чувства ребенка, что его обманули в том, что по праву принадлежало ему, то есть прочная пара родителей. Винникотт сумел проследить источники этой тенденции у детей, чье нор­мальное воспитание в раннем возрасте было прервано на втором или третьем году жизни.

Идеи Винникотта об 'истинной' и 'лож­ной' Самости основывались на его наблю­дениях за последствиями ранней деприва­ции. Истинная Самость развивается в атмосфере доброжелательности и приятия ребенка достаточно хорошей матерью, спо­собной понимать значение спонтанных жестов ребенка. Нарушение этого процес­са приводит к отказу ребенка от аутентич­ности и спонтанности. Он отвечает на враждебный мир ложной Самостью, кото­рая превращается в действительную. Мно­гочисленные градации подобных личностных расстройств можно наблюдать в клиничес­кой работе.

Идеи Винникотта, представленные в его последней работе 'Использование объек­та', получили признание лишь постепенно. Он всю жизнь занимался изучением приро­ды реальности, и в этой работе он выдви­гает положение, что агрессивное влечение, свойство любых отношений, есть постоянно формирующая реальность. Выживая в этой постоянной деструкции, объект становится "используемым'. Это слово не относится к частичному объекту.

Диапазон и релевантность теоретичес­ких разработок Винникотта лучше всего отражает его сборник 'Терапевтические консультации в детской психиатрии'. В кратком взаимодействии с детьми, часто с использованием игры в каракули, в которой он и ребенок поочередно дополняли про­извольную картинку, Винникотт показывает, как можно распознать смысл передаваемых сообщений, и на этой основе разработал способы интервенции, способные облегчить возобновление развития. Книга 'Пигля' (1977), посвященная описанию случая ма­ленькой девочки, показывает, как он может эффективно работать в условиях сокращен­ного варианта анализа, проведенного 'по требованию'.

Сочинения Винникотта рассчитаны на разные аудитории. Многие его книги по-прежнему популярны и среди читателей-непрофессионалов. Он не дает советов родителям, но побуждает их выбирать курс действий, основанный на понимании. Вли­яние Винникотта до сомой его смерти по­стоянно росло. На протяжении долгой сво­ей карьеры он оставался представителем психоанализа как строгого предприятия, ос­новным инструментом которого являлась интерпретация в контексте молчаливого и тщательного наблюдения.

Достаточно хорошая мать (Good Enough Mother)
Термин, обозначающий мать, обеспечи­вающую зависимому от нее ребенку вне­шнюю заботу и оптимальные условия ком­форта. Такая мать отвечает на симбиоти­ческие потребности ребенка, помогая тем самым сформировать его 'жестовую' теле­сную Самость и ласково и активно созда­вая основы для любви к объекту. Такая мать, ограничивая свои потребности и жер­твуя собственным временем, действует в нужный момент, то есть когда ребенок фрустрирован, агрессивен и т.п., с максималь­ной эмпатией и ответственностью. Тем са­мым ребенок получает относительную сво­боду для выражения своей потребности во всемогуществе, о также удовлетворитель­ный человеческий контекст для субъектив­ного смысла своего существования, самовы­ражения и креативности.

Винникотт подчеркивал,что 'достаточно хорошей' мать становится отнюдь не благо­даря штудированию пособий по материн­ству, а за счет собственного, естественного понимания роли матери. По мере взросления ребенка адаптационные способности матери по отношению к нему постепенно снижаются, и но ее накапливающихся ошиб­ках младенец учится 'видеть', что он вовсе не столь всемогущ. Как только ребенок теряет чувство всемогущества, он приобретает чув­ство риска и дифференцирует агрессивное использование объектного миро.

Забота (Holding)
Термин, обозначающий обеспечение матерью потребностей зависимого от нее ребенка, а также организацию и регуляцию влияний, оказываемых на него со стороны внешнего мира. Забота отражает есте­ственные способности, умение опекать и сохранять в постоянстве качества достаточ­но хорошей матери. Благодаря заботе мла­денец испытывает чувство всемогущество, рассматриваемое Винникоттом в качестве одного из важнейших признаков здорово­го развития. Оно обеспечивает ощущение достаточной безопасности и без соответ­ствующей заботы не формируется. Заботу или средовую мать следует отличать от объектной матери, которая, согласно Винни­котту, создает условия для достижения час­тичного, направленного на отдельные объек­ты удовлетворения Оно при условии, что объектные отношения и организация Я ребенка достигли определенного уровня развития. Заботливая среда должно подго­товить ребенка к более поздним стадиям развития и к более дифференцированным переживаниям, которые они обязательно предполагают.

Понятие заботливой среды использова­лось Винникоттом, Моделлом и др. для кон­цептуализации неспецифического поддержи­вающего постоянства, обеспечиваемого аналитиком и аналитической ситуацией. Регулярность визитов и их регламентация, ритуалы прихода и ухода, эмпатия, ровный голос и само постоянство объектов, помеще­ний и их интерьеров вносят свой вклад в метафорическую заботу, которая способна помочь сдержать дезинтеграцию, возника­ющую в процессе терапии.

См. достаточно хорошая мать.

Игра (Playing)
Винникотт относил себя к тем исследо­вателям, которые придерживаются взглядов на игру как на разновидность творческого процесса (Шиллер, Гроос, Ранк, Хейзинга, Колло, Брунер). Свободная игра с исполь­зованием игрушек и игровых предметов, дериватов переходных объектов или фено­менов, создаваемых в метафорическом во­ображаемом пространстве (подобно дет­ским забавам без жестко устанавливаемых правил) расширяет возможности диалога между матерью и ребенком. Таким обра­зом, термин игра используется Винникоттом в прогрессивном, креативном значении. Если истинная Самость (унаследованная диспозиция ребенка) развивается благода­ря спонтанным жестом, то игра становится средством выражения этой истинной Са­мости.

Игра является 'работой' ребенка, и для некоторых она становится формой психо­терапевтического сотрудничества. В опти­мальных условиях игра представляет собой активность Я, минимально катектированную либидинозной или агрессивной энергией. Игра происходит не только в потенциаль­ном пространстве между ребенком и ма­терью, но и между пациентом и терапевтом. Если психотерапия осуществляется в точке пересечения двух игровых полей, то есть пациента и терапевта, то тогда свободные ассоциации и аналитическая интерпретация составляют игровую канву двух субъектив­ных миров — канву, облегчающую проявле­ние истинной Самости пациента. Неслучай­но между игровыми символами и символами сновидений существует тесная взаимосвязь. Эта концепция игры может быть легко экст­раполирована на область развития речи и речевых игр.

См. потенциальное пространство.

Игра в каракули (Squiggle Game)
Кратковременный контакт с ребенком, имеющий, согласно Винникотту, диагности­ческое и терапевтическое значение. В этой игре терапевт проводит произвольную пинию, которую затем продолжает ребе­нок. Такая игра сочетает элементы свобод­ной игры и ассоциативной деятельности, что облегчает ребенку более непосредствен­ный контакт с терапевтом. При этом вза­имодействие всегда имеет некий конструк­тивный смысл. Игра в каракули может слу­жить моделью для проведения аналитичес­кой или любой другой психотерапевтичес­кой интерпретации не только детских, но и взрослых рисунков.

См. переходный объект, потенциальное пространство.

Истинная Самость, ложная Самость (True Self, False Self)
Понятия, имеющее особое значение в представлениях Винникотта о развитии в раннем возрасте. Истинная Самость пред­ставляет собой 'врожденный потенциал', составляющий 'суть' ребенка. Непрерыв­ность развития истинной Самости и ее ста­новление облегчается достаточно хорошей матерью, обеспечивающей ребенка здоро­вой средой и соответствующим образом отвечающей на его сенсомоторные 'запро­сы' и потребности Самости. Кроме того, достаточно хорошая мать создает условия для адекватного удовлетворения Оно ре­бенка, когда его влечения организованы в виде функционирующей системы. Истинная Самость развивает свой индивидуальный язык с помощью материнской поддержки и опеки, поддерживающей непрерывность и постоянство существования ребенка и по­могающей ему разработать индивидуаль­но-экспрессивные качества на основе стержневых характеристик Самости и ин­дивидуального чувства реальности. Винни­котт рассматривал истинную Самость в связи со спонтанной репрезентацией Оно. Поэтому внешние проявления Самости, со­гласно Винникотту, в феноменологическом смысле так же 'неуловимы' и эфемерны, кок и репрезентанты инстинктов.

Ложная Самость, подобно Я, представля­ет собой стабильную, обратимую и посто­янно функционирующую структуру. Винни­котт полагал, что некоторые индивиды страдают своеобразными расстройствами ложной Самости — так, в частности, можно рассматривать шизоидный характер, — но он также считал, что такое разделение Самости на истинную и ложную является совершенно нормальным. Таким образом, истинную и ложную Самость следует, со­гласно Винникотт/, соотносить не с мораль­но-этическими качествами личности, а с особенностями восприятия себя и других, под­держивающих спонтанную экспрессию (ис­тинную Самость) либо 'реактивные' аспек­ты жизни (ложную Самость).

Проявления ложной Самости могут ука­зывать на отсутствие или 'сокрытие' истин­ной Самости, что обычно наблюдается у шизоидных индивидов. Если мать не способ­на удовлетворять сенсомоторное 'Оно' ребенка и ориентируется не но то, что есть в реальности, о на свои чувства, то у ребенка формируется ложная Самость. Апперцепция берет верх над перцепцией.

Каждый индивид обладает социальной Самостью, соответствующим определенной части структуры ложной Самости и форми­рующимся из нее. На другом конце этого спектра находится индивид, оперирующий в основном ложной Самостью, соответствую­щей тому, что Хелен Дойч (1942) описала в качестве 'как будто личности'. С ложной Самостью часто связана интеллектуали­зация.

Первичная креативность (Primary Creativity)
Термин, обозначающий наиболее ран­ние проявления и первичные источники творческих способностей ребенка. Первич­ная креативность отражает принципиаль­ную возможность ребенка творчески вос­принимать мир и играть. Этот термин относится скорее к креативности обыден­ной жизни, нежели .к творческим процессам одаренных людей и художников.

Базисной моделью способности к твор­ческому восприятию является переживание ребенком объектного миро, представленного достаточно хорошей матерью. Ребенок может испытывать чувство, что объект не помещен в этот мир, а сотворен им самим. Подобная примитивная детская иллюзия является предшественником последующих более сложных состояний Самости, включа­ющих в себя игру и использование субъек­тивных способов переживания, то есть спо­собность доверять. Понятием первичной креативности Винникотт описывает началь­ные этапы развития индивида.

Первичная материнская озабоченность (Primary Maternal Preoccupation)
Термин, обозначающий психическое состояние матери, возникающее еще до рождения ребенка и сохраняющееся на протяжении нескольких первых недель его жизни, когда мать полностью поглощена младенцем. Она настолько игнорирует вне­шний мир, что, если бы не ребенок, это мож­но было бы рассматривать как патологи­ческий уход от реальности. Однако мате­ринская озабоченность — это адаптивный уход, 'здоровая болезнь', необходимая для того, чтобы обеспечить ребенку переход из пренатального состояния во внешний мир. Мать становится 'заботливой' или 'средовой' матерью, обеспечивающей ребенку стабильность, устойчивость и ощущение 'вхождения в жизнь'. Она удовлетворяет не влечения, а потребности, поскольку, по мнению Винникотта, на этой стадии детско­го развития влечения пока еще не являются организованным единством.

См. достаточно хорошая мать, забота.

Переходный объект, переходный феномен (Transitional Object, Transitional Phenomenon)
Первое обладание ребенком внешним неодушевленным, но чрезвычайно значимым для него предметом, обычно небольшой мяг­кой игрушкой, которая используется младен­цем в процессе эмоционального отделения от первичного объекта любви при стрессе, часто также при отходе ко сну (Winnicott, 1954). Переходный объект должен иметь характерный запах и вызывать ощущения, напоминающие ребенку мать. Такой объект создает младенцу иллюзию комфорта, срав­нимого с успокаивающим воздействием матери (при ее отсутствии в донный мо­мент). Переходный объект, будучи под по­стоянным контролем начинающего ходить младенца, помогает ему в отсутствие мате­ри достичь необходимой степени самосто­ятельности. И хотя ребенок уже в возрас­те двух—четырех лет отказывается от предметов, играющих роль переходного объекта, они и позже продолжают ассоци­ироваться с ситуацией комфорта.

Совокупность переходных феноменов Винникотт определял более широко. Он включал сюда также звуки — детский лепет или 'пение' перед засыпанием, о также различные материальные объекты, лишь отчасти воспринимаемые как принадлежа­щие внешней реальности. В более поздние периоды жизни подобные звуки, предметы и другие объекты смещаются с первичного объекта любви и, выступая в качестве пе­реходных гиперкатектированных и сверх-символизированных, начинают функциони­ровать как заместители материнского объекта. Переходные феномены обеспечи­вают ребенку осуществление определен­ной самодостаточности и противодейству­ют чувствам, связанным с утратой объекта и одиночеством, заброшенностью и ненуж­ностью. Кроме того, они являются индика­тором эффективности попыток Я разрешить дилемму объектных отношений, попыток сохранить иллюзии любящей, заботливой и успокаивающей матери.

Дериваты первоначальных переходных объектов можно обнаружить в раннем под­ростковом возрасте (Downey, 1978). В этом возрасте переходные объектные феноме­ны представлены в виде типичных подрост­ковых игр, интереса к музыке, модной одежде, кино, погруженности в быстро сменяющие друг друга 'важные' виды творческой дея­тельности.

Эти объекты или переживания порожда­ют иллюзию симбиоза с матерью в пери­од развития, когда репрезентанты Самости и объектов отделены друг от друга и диф­ференцированы лишь частично. Переход­ные объекты и феномены воспринимаются одновременно и как 'мое' и как 'не мое', либо наоборот — как 'не мое' и как 'не не мое'. Они представляют собой своеобраз­ную кристаллизацию того, что обозначает­ся термином переходный процесс (Rose, 1978), то есть процесс, направленный на установление динамического равновесия между относительно стабильной Самостью, с одной стороны, и изменчивой реальнос­тью — с другой. Этот процесс можно рас­сматривать также в качестве своеобразной области пересечения внутреннего и внеш­него мира (переходная область по Винникотту) или взаимного перекрывания первич­ного и вторичного процессов. Внешне переходный процесс проявляется в виде пе­реходных объектов и феноменов. После­дние могут выступать в роли психических организаторов (Metcalf and Spitz, 1978) про­цесса сепарации-индивидуации; они могут существенно облегчать приспособление ребенка к новым условиям, когда тот испы­тывает амбивалентные переживания по отношению к матери. Они могут также более отчетливо очертить связи между Самостью Я и внешним миром и, наконец, могут создавать важное подкрепление для образа тела — наиболее хрупкого образо­вания, поддающегося регрессии при стрес­се и во время сна.

Если переходные объекты становятся необходимыми, часто в результате недоста­точно хорошего материнства, они приобре­тают качество фетиша. Утрачивая свои 'здоровые' свойства, способствующие раз­витию индивида, они становятся 'клочками' (Greenacre, 1969, 1970) Самости, Я, образа тела. При этом вопрос о патологических переходных объектах или феноменах оста­ется открытым. Некоторые авторы ограни­чивают теоретическую концепцию переход­ных объектов рамками периода после последней фазы сепарации-индивидуации по Малер, то есть отрезком развития 'на пути к постоянству объектов'. Если переход­ные объекты и феномены сохраняются пос­ле этого времени, они неизбежно становят­ся фетишами. Концепция Винникотта, однако, шире; ее трудно оценить. Несомненно, что у многих детей переходные объекты и фе­номены сохраняются в течение первых де­сяти лет жизни. Тем не менее это понятие не следует применять слишком широко и трактовать символические объекты как пе­реходные.

См. достаточно хорошая мать, потенци­альное пространство, предшественник объекта, символ.

[77,141,157,170,215,339,375,376,384, 393,439,590,607,615,645,729,732,762,883, 884,885,886,887,888,889,890,892]

Потенциальное пространство (Potential Space)
Гипотетическое поле взаимной творчес­кой активности матери и ребенка- Так, мать вводит в обиход ребенка новый объект именно в тот момент, когда младенец спо­собен не только использовать его для вы­ражения своего субъективного переживания, но и одновременно 'ухватить' и запомнить основные качества этого объекта. Про­странство между ребенком и матерью яв­ляется лишь потенциальной областью, по­скольку ее доступность зависит от ухода за ребенком со стороны достаточно хорошей матери. Однажды возникшее и использо­ванное, это пространство становится источ­ником образования других потенциальных областей между ребенком и другими объек­тами. 'Внутри' потенциального пространства осуществляется взаимодействие 'внутрен­него' и 'внешнего'; сначала появляются переходные объекты, затем, в ходе дальней­шего развития и интернализации, реализу­ется способность к символической игре, материализуются творческое и эстетиче­ское восприятие.

Понятие потенциального пространства используется в качестве модели в разных других областях — эстетике, антропологии, литературе, драматургии и др.

См. переходный объект.

Предшественник объекта (Precursor Object)
Неодушевленные объекты, предоставля­емые матерью или являющиеся частью тела матери или ребенка, которые ребенок за­совывает в рот и использует для своего утешения. Термин предшественник объек­та предложен Винникоттом, однако деталь­но описан Ренатой Гаддини (1978). В ка­честве таких объектов младенец может использовать свой язык, волосы, пальцы, руки, пустышку или бутылочку. Рената Гаддини выделила ранние 'предшественники объек­та для рта' (например, пустышка) и более поздние 'предшественники объекта, связан­ные с кожным контактом и тактильными ощущениями' (например, плюшевый медве­жонок). Последние предшественники объек­та выполняют функции будущего переход­ного объекта. В процессе развития все три типа объектов последовательно сменяют друг друга. Нарушения формирования предшественников объекта сопровождают­ся ранними психосоматическими расстрой­ствами, такими, как кишечные колики, детская астма и др. Это свидетельствует о том, что досимволическая сенсомоторная, соматопсихическая стадия, на протяжении которой используются предшественники объекта, определяет глубину патологических нару­шений, центрирующихся вокруг специфичес­ких расстройств развития, включающих эти объекты.

См. переходный объект.

Рабочее Я (Working Ego)
Специфический атрибут работы каждого аналитика (Fliess, 1942). У хорошо обучен­ного и тренированного аналитика рабочее Я достигает значительной степени развития и независимости, что позволяет ему справ­ляться со всеми превратностями психоана­литической ситуации. Понятие рабочего Я имеет эвристическое значение при анали­зе деятельности каждого аналитика — его психологии, развития, мотиваций,индивиду­альных качеств и стиля работы, о также особенностей его автономных аналитичес­ких качеств. Рабочее Я сопоставимо с опи­сываемым Исаковером 'аналитическим инструментом' (Malcove, 1975), но не иден­тично ему. Последнее понятие не включа­ет умения, приобретенные анализируемым человеком, хотя в определенной степени пациент пытается идентифицировать себя с некоторыми сторонами действующего ра­бочего Я аналитика.

Основными функциями рабочего Я явля­ются: 1) равномерное распределение вни­мания, включая структурированную интро­спекцию, умение наблюдать и выслушивать в соответствии с психоаналитическими пра­вилами и принципами; 2) способность к кратковременной частичной регрессии роди достижения эмпатического восприятия, то есть способность перемещаться между первичным и вторичным процессами парал­лельно с пациентом; 3) интеграция в единую модель всех сведений о пациенте, получен­ных благодаря эмпатии и наблюдению, спо­собствующая более глубокому пониманию анализируемого и обеспечивающая тактич­ную и своевременную интерпретацию. Наконец, рабочее Я действует в рамках терапевтического альянса, инициируя и спо­собствуя распознанию и проработке пере­носа и сопротивления.

См. аналитический инструмент, перенос, проработка, сопротивление, терапевтиче­ский альянс, эмпатия.