Все словари
Психоаналитические термины и понятия
Энциклопедия психотерапии
Словарь латинских выражений

Энциклопедия психотерапии:

Алфавитный указатель (русский):

ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ

Современное направление в психотерапии, разрабатывающее новые формы наведения и использования гипнотического транса. Основатель этого направления американский психотерапевт Эриксон (Erickson М. Н., 1901 —1980) может считаться “духовным отцом” новой волны в психотерапии 70 — 80-х гг. (позитивная психотерапия, нейролингвистическое программирование).
Наиболее часто цитируемые высказывания Эриксона: “Каждый клиент знает способ решения своей проблемы, даже в том случае, когда ему кажется, что он не знает” (принцип опоры на ресурсы клиента) и “Надо встретить клиента там, где он находится” (принцип подстройки к клиенту).
Э. г. вобрал весь положительный опыт классического гипноза, но качественно от него отличается. В приведенной на стр. 700 таблице представлены основные различия.
Эриксон был практиком, избегающим теоретизирования. Его опыт обобщен и описан учениками и последователями. Выделяют приемы и вербальные паттерны наведения гипнотического транса, их разнообразие позволяет методом перебора и комбинации подстраиваться к индивидуальным особенностям пациента.
Приемы наведения транса: 1) словесная подстройка и ведение — вербализация наблюдаемых двигательных и вегетативных реакций пациента; 2) невербальная подстройка и ведение — синхронизация дыхания, ритма речи и раскачиваний психотерапевта с ритмом дыхания пациента; в дальнейшем обратным образом дыхание пациента может переводиться на более редкий ритм; 3) последовательное наложение сенсорно-репрезентативных систем (“вы чувствуете...”, “отчетливо слышите мой голос...”, “перед вашим мысленным взором...” и т. д.); 4) воспроизведение предшествующего транса — воссоздание и закрепление воспоминаний трансовых состояний, возникавших в естественных условиях (например, при езде в транспорте), другой вариант — методика “якоря”; 5) методика “якоря” — на первом сеансе гипноза формируется условная связь трансового состояния сознания с каким-либо внешним стимулом, в дальнейшем достаточно воспроизведения стимула (определенный звук, прикосновение психотерапевта, усаживание в кресло и т. п.) для наведения транса; 6) описание обычно наблюдающихся реакций при погружении в транс (именно это мы чаще всего и делаем); 7) рычажное наведение — пациенту предлагают вытянуть руку перед собой и связывают постепенное опускание руки с погружением в транс; 8) разрыв шаблона — целенаправленно прерываемое автоматизированное действие ведет к шоковому трансу (любимый прием из ней-ролингвистического программирования: психотерапевт протягивает руку к пациенту приветственным жестом, побуждая его к ответному автоматизированному движению, но до того как рукопожатие произойдет, отводит свою руку); 9) методика перегрузки базируется на том, что человек не может одновременно сознательно воспринимать более 7±2 единиц информации, при “перегрузке” возникает трансовое состояние сознания; возможен вариант хаотичной одномоментной загрузки нескольких сенсорно-репрезентативных систем (пациента просят последовательно отнимать от 343 по 7, представить какой-нибудь образ, внимательно слушать инструкции психотерапевта, который одновременно медленно поворачивает пациента вокруг оси). Другой вариант: в быстром темпе подаются инструкции, отличающиеся, а порой и исключающие друг друга, приводящие пациента в шоковое замешательство, после чего формулировки становятся более упорядоченными и способствуют установлению раппорта. Интересным вариантом перегрузки является “двойное наведение”, заимствованное из латиноамериканской магии; 10) двойное наведение - 2 котерапевта, расположившись по обе стороны от пациента, одновременно производят вербальное наведение транса, причем контексты их высказываний то сближаются, становясь параллельными, то расходятся; при слаженной работе котерапевтов состояние транса возникает через 1—2 минуты.

Дифференциальные критерии Классический гипноз Эриксоновский гипноз
Атрибуция лечебного воздействия Метод и конкретный психотерапевт Саногенные ресурсы пациента
Стратегия взаимоотноше
ния приемов гипноза-
психотерапевта— пациента

Пациент настраивается на
работу с данным психотерапевтом в рамках предпочитаемых им приемов Психотерапевт готовится
работать с данным пациентом, подстраивает для него
приемы
Гипнабельность







Считаются негипнабельны-
ми 5 — 20% пациентов






Все пациенты считаются
гипнабельными, негипнабель-ность расценивается
как проявление методической ригидности психотерапевта и необходимости под
бора других приемов гипнотизации
Параллельно возникающие тран-совые состояния
сознания самого психотерапевта





Воспринимаются как помеха, пре-одолеваются







Эксплуатируются для раскрепо-щения интуиции и
эмпатии психотерапевта,
подстройки к пациенту и
для повышения сенсорной
восприимчивости; контроль над ситуацией предоставляется ко-терапевту-наблюдателю
Лечебные формулировки





Четкие и рациональные (хотя гипнотические внушения адре-суются бессознательному) с ак-центированием на симптоме


Расплывчатые, с высокой разре-шающей возможнос
тью подключения субъек
тивной реальности пациен
та, и оставляющие простор
для “самодеятельности”
его саногенных ресурсов
Нозологические и личностные противопоказания

Имеются


Практически отсутствуют;
сам пациент решает, какие изме-нения и в каком объеме должны происходить

Речевые паттерны гипнотизации: 1) каузальная пресубпозиция — высказывание о предполагаемой желательной реакции, не подлежащее сомнению, например основанное на рекомбинации причинно-следственных связей: “Не хотели бы вы опустить руку, когда станете погружаться в состояние транса?” (вытянутая рука, естественно, через некоторое время начнет опускаться, и пациент получил “объективное подтверждение” того, что он уже погружается в транс); 2) пресубпо-зиция псевдовыбора: “Может быть, вы удивитесь тому, какая половина вашего тела начнет расслабляться первой — правая или левая” (выделенные слова, символизирующие вероятностный пространственно-порядковый разброс, маскируют однозначную суггестию процесса релаксации); 3) пресубпозиция пропущенного условия: “Вы можете продолжить расслабляться” (подразумевается, что релаксация уже происходит); 4) встроенные приказы: “Вы и теперь хотите закрывать глаза на огромное значение состояния транса?” (значимые слова могут выделяться интонацией, паузами, жестами); 5) негативные приказы: “Не старайтесь полностью погрузиться в приятные телесные ощущения (отрицание непосредственно неприложимо к первичным (правополушарным) переживаниям, в отличие от математических и языковых символов, и требует их воссоздания); 6) разговорные постулаты: “Могли бы вы закрыть глаза?” (подобные вопросы формально ориентированы на ответы “да — нет”, но стереотипно вызывают ответные действия); 7) синтактическая расплывчатость: “Скоро вы окончательно осознаете, что сидите в удобной позе, слушаете звук моего голоса и... начинаете погружаться в глубокий транс” (естественно, пациент осознает, что слышит голос психотерапевта, но в связи с расплывчатостью синтактических границ фразы может “осознавать” и погружение в транс); 8) семантическая расплывчатость — в четвертом пункте утилизируется прямой смысл слов “закрывать глаза”, включенных во фразу в переносном смысле. Выражения с семантической расплывчатостью выделяются в нейролингвистическом программировании в качестве метамоделей: “В со-стоянии гипноза вы хотите получить некие новые опыт и знания, которые помогут вамнаучиться находить решения ваших жизненных трудностей. И это удается вам”. В приведенной фразе использованы номинализации (гипноз, опыт, знания, решения, трудности), неопределенные глаголы (научиться, удается) и неопределенные референтные индексы (некие, это), позволяющие пациенту наполнять их любым желательным для него субъективным содержанием. Надо отметить, что если в нейролингвистическом программировании выделяемые искажения метамодели используются для диагностики и коррекции искажений речевых структур, спецификации и прояснения переживаний пациента, то модель Эриксона целенаправленно использует подобные речевые искажения для наведения транса; 9) прозрачные метафоры — желательные реакции пациента могут приписываться неодушевленным предметам или другим людям, но пациент принимает их в свой адрес, например: “Книга, которую вы держите в руках, понимает основные установки читателей, желающих овладеть навыками эриксоновского гипноза”; 10) заключение метафоры в кавычки. В качестве примера использования этого приема Бендлер и Гриндер (Bandler R., Grinder J.) в книге “Трансформация” приводят фразу Эриксона, адресованную им одному из своих учеников: “Вы не сможете заниматься гипнозом, пока не изучите методики наведения транса”. Благодаря этому многие читатели смогли помогать людям, хотя не все механизмы гипноза им были понятны.
Большинство гипнотерапевтов, пользующихся описываемым методом, считают состояние гипнотического транса основным лечебным фактором, ведущим механизмом самоизлечения пациента при условии мотивации его к достижению поставленной цели и помощи гипнотерапевта в наведении и сохранении достаточной глубины и продолжительности транса, по-этому в процессе использования транса, в отличие от классического гипноза, крайне редко применяются симптомо-центриро-ванные лечебные формулировки (которые в отдельных случаях могут даже способствовать ятрогенной дополнительной фиксации симптома). Предполагается, что наведение трансового состояния сознания — содействие “доступу” сознательных установок на излечение к бессознательным саногенным ресурсам, формированию новых условных связей. Используемые лечебные формулировки принципиально базируются на семантической расплывчатости, позволяющей пациенту наполнять их любым субъективно полезным для себя содержанием. Типичный пример: “Находясь в состоянии транса, вы обучаетесь новому полезному опыту... ”
Доступу к полезному интуитивному опыту пациента могут способствовать специфические технические приемы идентификации с “образом достижения” (пациента просят представить самого себя после достижения поставленной цели или человека, который может быть для него имаготерапевтическим примером, а затем вчувствоваться и запомнить переживания и действия этого воображаемого человека в трудной для пациента ситуации). Той же цели служит прием “кладовая ресурсов”: “Вы открываете дверь, и перед вами просторная комната... Постарайтесь быть внимательным: в комнате могут находиться предметы, а возможно, и люди, которые могут помочь в достижении вашей цели. Будьте внимательны и запомните то, что может быть полезным для вас. Оставайтесь в этой комнате столько времени, сколько необходимо, а когда почувствуете, что приобрели достаточный для вас опыт, дайте мне знак, медленно подняв правую руку”.
Прием “путешествие во времени” (или “хрустальные шары”) способствует доступу к саногенным интуитивным ресурсам и патогенетическим инсайтам. После того как пациента попросили представить себе “образ достижения” и ввели в состояние транса, ему предлагают вообразить 7 хрустальных шаров, расположенных по дуге, и себя, желающего достичь своей цели, — вцентральном шаре; постепенно передвигаться вправо, от шара к шару, следуя регрессирующим воспо-минаниям о событиях в прошлом, имеющих отношение к достижению поставленной цели. После сравнения пациентом 4 первых образов и выявления важных для него сходств и различий ему предлагают представить: себя в крайнем левом шаре в образе достижения, в шестом шаре — образ того, как именно была достигнута поставленная цель, а в седьмом — что он делал несколько раньше, чтобы достигнуть своей цели. Процедура — пошаговая, переход к каждому последующему шагу совершается только по получении заранее оговоренного сигнала пациента о выполнении предыдущей инструкции (кивок головой, поднятие руки и т. п.). Завершается прием предложением пациенту соединить все 7 шаров (радугой или золотой лентой) и забыть пережитое в трансе, если его сознание не хочет об этом знать.
1
2 7
3 6
4 5
Прием “маятника” способствует конструктивному преодолению (негативно-позитивному синтезу) проблем. Например, пациенту, не уверенному в выполнении какой-либо деятельности, предлагается составить 2 списка ассоциаций в сфере чувств, образов, звуков и символов. Первый список соответствует переживаниям удачного выполнения деятельности, второй включает ассоциации, связанные с невыполнением той же деятельности. После введения пациента в транс гипноте-рапевт зачитывает слова из первого списка, слегка наклоняясь корпусом влево, затем — слова из второго списка, слегка наклоняясь вправо. Третий шаг: гипнотерапевт поочередно произносит слова первого и второго списков, изменяя соответ-ственно положение тела. Четвертый шаг: сидя прямо, гипнотерапевт в случайном порядке произносит слова из обоих списков. Завершается прием суггестивной “интеграцией частей”. Аналогичной цели можно достичь приемом “наложения образов”, синтезом негативного и позитивного субъективных образов пациента. Например, пациенту с низкой самооценкой, который периодически “слышит” (мысленно воспроизводит) голос матери, делающей ему критические замечания, пред-лагается каждый раз после таких переживаний “включать голос любящего отца”, произносящего фразу: “Несмотря ни на что, я люблю тебя”; пациенту с импотенцией можно предложить модифицировать преследующий его образ привлекательной, но ругающей его женщины в образ той же женщины, посылающей ему воздушные поцелуи.
Наиболее типичным приемом эксплуатации транса в Э. г. является рассказывание пациенту историй с “встроенными со-общениями и командами”, которые могут выделяться голосом, жестом или прикосновением. В терапевтических историях гипнотерапевту не рекомендуется использовать в качестве героев животных или себя и делать дидактические выводы.