Все словари
Психоаналитические термины и понятия
Энциклопедия психотерапии
Словарь латинских выражений

Энциклопедия психотерапии:

Алфавитный указатель (русский):

СОПРОТИВЛЕНИЕ

В психотерапии процесс осознания причинно-следственных связей, конструктивное изменение личностных позиций и установок, а также отказ от старых и выработка новых форм поведения сопровождаются определен-ными трудностями, противодействием, сопротивлением пациента. С. — общепризнанный клинический феномен, сопутствующий в той или иной степени проведению любого вида психотерапии. В психоанализе и психоаналитической психотерапии наиболее важным комплексом динамических процессов признаются разнообразные проявления С.
Фрейд (Freud S.) рассматривал С. как противодействие, которое неосознанно оказывает пациент попыткам восстановления в его сознании “вытесненного комплекса”. С. имеет основу в личности пациента в виде самоподавляющих и защитных сил, которые поддерживают и сохраняют невротическое функционирование. В традиционном понимании С. выявляется в психотерапии по мере того, как психотерапевтическое влияние начинает противодействовать защитной организации личности или разрушать ее и высвобождать подавляемые импульсы. По мнению Фрейда, механизмы защиты, направленные против испытанной когда-то опасности, вновь повторяются в виде С. выздоровлению во
время лечения, т. е. Я пациента относится к самому выздоровлению как к новой опасности. Анализ С. в значительной мере рассматривался А. Фрейд (Freud A., 1936) как анализ тех аспектов защиты, которые способствуют патологическому исходу конфликтов пациента. Анализ защиты через анализ С. начинает играть все большую роль в технике проведения пси-хоанализа
В 1939 г. Дойч (Deutsch Н.) предложила 3 вида С.: 1) интеллектуальные, или интеллектуализирующие, С.; 2) С.- переносы, 3) С., которые возникают как следствие потребности пациента защитить себя от воспоминаний о событиях, пережи-тых в детстве. Однако С. не является синонимом защиты. Если защитные механизмы рассматриваются как неотъемлемая часть психологической структуры пациента, то С. представляет собой попытку защитить себя от угрозы своему психоло-гическому равновесию, возникшей в результате психоаналитического лечения.
Гринсон (Greenson R. R., 1967) считает, что С. поддерживает статус-кво в отношении невроза и противостоит аналитику, самому процессу психоанализа и разумному Я пациента. Обзор психоаналитической литературы по проблеме С. (Сандлер, Даре, Холдер - Sandler J., Dare Ch., Holder A., 1993) показывает возрастающее значение умения аналитика в разнообразных формах С. обнаружить малейшие его признаки.
По мере развития психоанализа С. стало рассматриваться как направленное не только против возврата угнетающих воспоминаний, но и против осознания безотчетных неприемлемых импульсов. Фрейд уже оценивал С. не как полное подавление неприемлемого психического содержания, а как причину искажения бессознательных импульсов и воспоминаний, в результате чего они появляются в свободных ассоциациях пациента в “маске”. По аналогии с “цензором” в сновидениях С. имеет своей целью помешать неприемлемым мыслям, чувствам или желаниям стать сознательными.
С. присутствует в процессе всего лечения. Фрейд придавал значение связи между переносом и С. Так называемое трансферентное С. рассматривалось им как наиболее сильное препятствие на пути психоанализа. В психоанализе выделены следующие источники С.: 1) С.-подавление, отражающее потребность пациента защитить себя от болезненных импульсов, воспоминаний и ощущений. Чем больше вытесненный материал приближается к сознанию, тем больше возрастает С., и задача психоаналитика состоит в том, чтобы с помощью интерпретаций способствовать переходу этого материала в сознание в форме, переносимой для пациента; 2) С.-перенос, выражающее борьбу против инфантильных импульсов, которые возникли как реакция больного на личность психоаналитика. Это сознательное утаивание пациентом мыслей о психоаналитике, бессознательные трансферентные переживания, от которых больной пытается защититься. В этом случае задача психоаналитика также состоит в том, чтобы своим вмешательством способствовать переводу содержания переноса в сознание в приемлемой для пациента форме; 3) С.- выгода — результат вторичных преимуществ, предоставляемых болезнью. Нежелание пациента расстаться с ними (использование положения больного для удовлетворения своих потребностей) во время лечения и составляет сущность этой формы С.: 4) С.-Оно — представляет собой С. инстинктивных импульсов любым изменениям в их способе и форме выражения. Этот вид С. требует для своего устранения “проработки”, в процессе которой необходимо обучение новым паттернам функционирования; 5) С.-Сверх-Я , или С., обусловленное чувством вины больного или его потребностью в наказании. Например, пациент, испытывающий острое чувство вины из-за желания быть самым любимым сыном и оттеснить своих братьев и сестер, может сопротивляться любой перемене, грозящей повлечь за собой ситуацию, в которой он может преуспеть больше, чем его соперники; 6) С., возникающее в результате неправильных действий психоаналитика и ошибочно выбранной тактики; 7) С., связанное с тем, что изменения, происходящие в психике пациента в результате лечения, вызывают сложности в отношениях с людьми, значимыми в его жизни, например в семье, в основе которой был невротический выбор супруга; 8) С., возникающее из-за боязни закончить лечение и потерять в результате этого возможность общаться со своим психоаналитиком. Такая ситуация может возникнуть, когда пациент попадает в зависимость от психоаналитика и начинает считать его лицом, занимающим в его жизни большое место; 9) С., связанное с угрозой, которую психоанализ создает самооценке пациента, например в случае появления у него чувства стыда, вызванного воспоминаниями переживаний раннего детства; 10) С. из-за необходимости отказаться от осуществляемых в прошлом способов адаптации, в том числе от невротических симптомов; и наконец, С., связанное с попытками изменить проявления называемого Райхом (Reich W.) “защитного панциря характера”, т. е. “фиксированных черт характера”, которые остались даже после исчезновения породивших их первоначальных конфликтов.
В условиях психоаналитической терапии врач постоянно прилагает усилия для вскрытия и разрешения самых разнообразных видов С. Первые признаки С. могут проявиться в том, что пациент начинает опаздывать или забывать назначенное время встреч либо заявляет, что ему ничего не приходит в голову при предложении заняться свободным ассоциированием; С. может выразиться в банальности ассоциаций и воспоминаний, в рациональности рассуждений при отсутствии аффекта, в атмосфере скуки, в отсутствии мыслей или в молчании. Важно сразу показать пациенту, что у него имеются малоосознаваемые внутри-личностные силы, противодействующие анализу. Естественно, психотерапевт не говорит пациенту прямо, что тот сопротивляется или же не хочет выздоравливать, а показывает лишь отдельные его действия, направленные против анализа. Такой подход позволяет пациенту начать противодействие собственному С.
Наряду с вышеописанными очевидными С. в лечебной практике встречаются и другие его формы. Слабо проявляющиеся С. могут выражаться, например, в форме согласия со всем тем, что говорит психоаналитик, в предоставлении описания сновидений или фантазий, которыми, как кажется пациенту, врач особо интересуется и др. С. может проявиться даже через “бегство к здоровью”, и пациент прерывает курс лечения под предлогом того, что симптомы заболевания, по крайней мере на данный момент, исчезли.
На ранних стадиях психотерапии С. пациента может быть связано с установлением власти, контроля психотерапевта в лечебной ситуации. В ходе аналитической терапии развитие “трансферентного невроза” сопровождается проявлениями “трансферентного С.”, которое отражает позитивное или негативное эмоциональное трансферентное отношение пациента к аналитику. Пациент с эротическим переносом стремится к удовлетворению своих желаний вместо того, чтобы работать в направлении инсайта, или проявляет С. для того, чтобы избежать в таком переносе сильного сексуального влечения. Ощутив фрустрацию в своих переносных влечениях, пациент может испытывать ненависть к врачу и желание унизить его, вместо того чтобы сотрудничать с ним и понять источники своей агрессии.
В психоанализе и психоаналитической терапии С. преодолевается с помощью интерпретации и проработки. В случае психоаналитической терапии, основанной на эгопсихологической теории, ставятся задачи частично разрешать некоторые и подкреплять другие С. с последующей частичной интеграцией ранее подавлявшихся импульсов в систему взрослого Я. В результате этого может произойти некоторое увеличение силы и гибкости Я, что создаст возможность более эффективного подавления резидуальных, динамически бессознательных импульсов и изменения импульсивно-защитной конфигурации. Это увеличивает адаптивные — в противоположность дезадаптивным — аспекты личности. Дальнейшее развитие психо-аналитической техники способствовало тому, что анализ С. расширился до детального анализа функции С. патологических черт характера. Многие виды С. исходят из характерологической структуры пациента.
Райх связывал феномен С. с так называемой “телесной броней” и поэтому полагал, что его можно ослабить с помощью методик прямого телесного воздействия. В трансперсональной психотерапии Грофа (Grof S.) специальной техникой для мобилизации энергии и преобразования симптомов переживания в условиях сильного С. является использование психоделических препаратов или немедикаментозные подходы (биоэнергетические упражнения, рольфинг и другие методы подобного рода). В традиционной гипнотерапии С. преодолевается погружением в глубокое гипнотическое состояние, а в эриксоновской модели гипнотерапии С. применяется для индукции гипнотического транса и терапевтической его утилиза-ции.
Перле (Peris F. S.) отмечал проявление С. в невербальном поведении и с целью его преодоления использовал прием “преувеличения”, при котором происходит ослабление С. и осознание подавленных переживаний (например, по указанию врача пациент крепче сжимает руки и осознает подавленный прежде гнев в связи с излагаемой им ситуацией).
В личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии Карвасарского, Исуриной, Татлыкова С. оценивается как реальный клинический факт. Представляя собой своеобразный психологический защитный механизм, С. обычно отражает реакцию пациента на болезненное для него прикосновение к зачастую глубоко скрытым или скрываемым им тягостным переживаниям, а также на перестройку, реконструкцию нарушенных отношений. С. выражается в общении с врачом в различных формах — в уклонении от обсуждения наиболее важных проблем и переживаний, в молчании, в переводе разговора на другую тему, в неясности формулировок проявлений своего заболевания, в отрицательных реакциях на те или иные методы лечения, в юморе, а иногда даже в излишней податливости и согласии с высказываниями врача без должной их переработки и т. д.
Выраженность С., противодействие психотерапевтическому влиянию в процессе лечения может изменяться. Оно повышается при несовместимости установок больного и психотерапевтического стиля врача, при явном игнорировании устойчивых ожиданий пациента, преждевременной интерпретации, чрезмерных требованиях от него откровенности или активности. Суть всей работы над С. состоит в том, чтобы помочь пациенту осмыслить и преодолеть свои неосознаваемые усилия вовлечь психотерапевта в “невротические маневры” и в конечном итоге победить и избежать его влияния. Наряду с интерпретацией полезным может быть эмпатическое вмешательство, позволяющее пациенту не только ограничивать С., но и в более оптимальных условиях осознавать его.